Сумасшедшие

Анна Филиппова, 21 ноября 2013

Японский плакат всегда был и остается одной из самых загадочных национальных школ. По крайней мере для западного зрителя. Для нас японцы подобны сумасшедшим: их сознание ходит другими тропами, их логика — тайна. Дело не только в разнице культур, но и в абсолютно иной механике художественного жеста. У японских плакатистов всегда был свой собственный цайтгайст. Но несмотря на сложности с расшифровкой, остальной мир с восхищением наблюдает за их работой.

 

Современный японский плакат вырос из удивительного смешения всего, под влиянием самых разнообразных парадигм. Эффективным гормоном роста стала западная культура, которая начала проникать в сознание японцев в 20-х годах. Вопреки стереотипу о ее совершенной самобытности, современная японская культура многое впитала из музыки, кинематографа и телевидения Европы и США. Другой фактор, повлиявший на их идентичность — расцвет технологий. Он повлек за собой не только экономические, но и общественные перемены. Однако фундамент японской школы плаката, без которой она бы не смогла существовать, — традиционная культура: мифология, религия, философия, искусство, наука.

 

Плакатисты используют не только образы, но и техники из других дисциплин. Сигео Фукуда (Shigeo Fukuda) говорил, что на создание некоторых плакатов его вдохновляло искусство хайку. В первой и третьей строке — пять слогов, во второй — семь. Но заранее установленный порядок ничуть не убавляет красоту стиха. Также популярна среди японских дизайнеров дзен-буддийская практика концентрации. Часто автор пытается сконцентрировать внимание зрителя на главном элементе плаката. Поглощая разум смотрящего, центральная точка композиции высвобождает идею, которая сжата в этом символе.

 

Плакаты Кацумасы Нагаи


Одним из главных приверженцев японского традиционализма считается классик плакатного искусства Кацумасу Нагаи (Kazumasa Nagai). Его работы уходят корнями в самые глубоководные слои национальной культуры. Лейтмотив у Кацумасы — связь человека и природы, поиски гармонии между ними. После Хиросимы и Нагасаки важной вехой экологического плаката — не только у него, но и всего поколения художников — стала рефлексия на тему техногенных катастроф.

Важная черта, которую японский плакат унаследовал у своей культуры, — уникальный способ коммуникации со зрителем. Визуальный ряд построен на образах, без знания которых, невозможно расшифровать смысл плаката. Чтобы понять работы Кацумасы Нагаи или Таданори Йокоо (Tadanori Yokoo) нужно знать образ жизни и ритуалы японцев, а Сигео Фукуды — искусство оригами.

 

Японские рекламные плакаты


Многие дизайнеры, последовательно развиваясь в рамках только этого формата, становятся настоящими художниками. Они умеют держать дистанцию, даже в рекламе. Их работы проникают и пускают корни в голове не на правах коммерческой пропаганды, а как самостоятельные произведения. Японский плакат привычно выходит за прикладные рамки и становится искусством.

 

Плакаты Таданори Йокоо


Один из плакатистов, которых причисляют к корпусу современного искусства, — Таданори Йокоо. Он и легенда, и отщепенец. Самобытные плакаты Йокоо — это следующая реинкарнация японской графики, выросшая из плакатного жанра. Для работ Таданори характерна выкрученная до предела эклектичность и бесконечные наложения. Он, наоборот, не концентрирует внимание зрителя, а старается рассеять его. Сбегает от самурайской лаконичности в безумный карнавал формы и цвета.

 

Плакаты Сигео Фукуды

Третье имя, без которого невозможно говорить про японский плакат, — Сигео Фукуда. Он тоже отошел в сторону от традиций. В его работах много юмора, много игры и двойственности. Инверсия смысла через инверсию изображения. Неожиданное преломление привычных образов неизменно сопровождается когнитивным диссонансом в сознании зрителя. У каждой созданной им формы всегда два смысла. За свою долгую жизнь он нарисовал почти полторы тысячи плакатов. И главным инструментом, как и почти у всех его коллег, для Фукуды стал универсальный язык иллюстрации.

Крупнейший онлайн-архив японских плакатов, собранный дизайнером Ryan Hageman, можно найти по ссылке.