Паттерн навсегда

Анна Филиппова, 15 января 2014

Бренд-легенда гласит, что финская компания Marimekko стала известна миру в 1960 году после того, как Жаклин Кеннеди появилась на обложке Sports Illustrated в скромном, но выразительном платье этой марки. Джеки приобрела себе сразу 7 платьев. Вслед за ней в Marimekko начали одеваться модные американки, а затем и весь свет. Сегодня в каждом финском доме, по статистике, есть хотя бы одна вещь с красным маком (не обязательно платья): кухонный текстиль, посуда, постельное белье, скатерти, полотенца, шторы или что-то еще. И эта популярность, по сути дела, выросла из огромного парадокса, потому что Marimekko стала квинтэссенцией скандинавского дизайна благодаря совсем не типичным для финского вокабуляра ярким паттернам.

 

История Marimekko началась за 11 лет до той обложки с Жаклин Кеннеди. В 1949 году финский предприниматель Вильо Ратиа купил крошечную фабрику Printex, которая производила кухонную клеенку и ткани с набивным рисунком. За дизайн на новом предприятии отвечала его жена Арми Ратиа — имено ее имя сегодня связывают с непреходящим успехом Marimekko. Первым стратегическим решением Арми стало официальное табу на цветочные паттерны и вообще все флористические узоры. Во-первых, потому что их использовали все остальные текстильные компании, а молодому бренду надо было чем-то отличаться. Во-вторых, это было слишком очевидное графическое решение, а собственные амбиции подсказывали Ратии избегать банальностей. Превосходное всегда рождается из ограничений — технических, стилистических, да всяких. В ответ на цветочный запрет один из художников Marimekko, Майя Исола (Maija Isola) взбунтовалась и придумала коллекцию паттернов Unikko («Маки»).


Узор из красных маков на белом фоне получился настолько самобытными, что Marimekko тут же нарушила свое вето и выкупили у Исолы все эскизы. Сегодня «Маки» — бестселлер, паттерн возведенный в абсолют. Царь всех паттернов. Не только внутри компании, но и за ее пределами. Он воспроизводился и копировался сотни раз на самых разных материалах и поверхностях, от фюзеляжа самолета до юбилейных евроцентов. А между этим крайностями — продукты Manolo Blahnik, IKEA, Converse, Nissan, Dolce&Gabbana и многие другие. Вот таким занятным образом скандинавские боги наградили Арми Ратию: чтобы появились исключения, сначала надо придумать правила.

 

Фудживо Ишимото
Кроме Исолы в истории становления Marimekko свою важную роль сыграли еще несколько художников. Один из главных людей этой компании — текстильный дизайнер Фудживо Ишимото (Fujiwo Ishimoto). Японец с финской душой. Его профессиональное мотто: «Напряженность между простотой и восторгом» (The tension between simplicity and excitement). Коротко и ясно — натягиванием именно этой струны Ишимото занимается всю жизнь в стенах Marimekko.

Ткани с маковым принтом Майи Исолы впервые он увидел в Токио в 60-х. Затем, отправившись в кругосветное путешествие, встречал их в Нью-Йорке, Монреале, Копенгагене. Заинтересовавшись паттернами Marimekko, которые напоминали Ишимото скорее живопись, нежели текстиль, он решил разузнать подробнее об этой компании. И в результате попал в ее штат. В удачные дни художник рисовал эскизы, в неудачные — занимался сборкой выставочных стендов. Как он рассказывает в книге In Patterns (Marimekko), для себя Ишимото уже тогда твердо решил во что бы то ни стало остаться в компании, которая умела передавать неиссякаемый эстетический импульс ежедневному быту простых людей.

Работы Фудживо Ишимото для Marimekko

 

Интересно наблюдать за внутренней эволюцией Ишимото. Начинал он как настоящий японец: лаконичные и даже скупые паттерны проработаны до мельчайших деталей, будто нарисованы остроконечным пером на рисовой бумаге. Их можно было бы вписать в любую палитру, но главный его цвет, конечно, белый. Однако жизнь в другой стране, в другой культуре со временем трансформировала паттерн Ишимото. Зеленые поляны с пятнами васильков и земляники, стога сена в утреннем тумане, фантасмагорические яблони с отдающими в синь листьями, лубочные жар-птицы и розовые тюльпаны — чего только не найдешь в поздних работах Фудживо Ишимото. Он заговорил на другом языке, обменял суровый грифель на цветные мелки (в буквальном смысле — все наброски стал делать ими). Узнать его можно только по принципу сочетания простоты и восторга. Все изменилось, но ничего не изменилось.

 

Айно-Майя Метсола
Там, где кончаются самые смелые эксперименты Ишимото, начинается еще более фантастический мир Метсолы. Стократ смелее, ярче, безумнее — без всякой точки опоры, без правил и привычного графического инвентаря. Иллюстратор Айно-Майя Метсола (Aino-Maija Metsola) — финка и по прописке, и по происхождению. В 2006 году она выиграла открытый конкурс Marimekko со своим паттерном Mokki («Бревенчатый домик»), а со временем стала в компании ведущим дизайнером-графиком по текстилю. 

Работы Айно-Майи Метсолы для Marimekko

 

Метсола увлеклась паттернами в детстве, ими были заполнены все ее школьные тетради. Спирали и точки соединялись причудливым образом, превращаясь в звезды, которые рассыпались в осколки и плыли волнами. Ей нравилось не просто рисовать узоры, а соединять их в общую смысловую канву. Это и сегодня главная отличительная черта паттернов Метсолы. Она скрещивает в едином пространстве изящный графический гербарий с грубыми примитивными формами и цветовыми пятнами. Нечто вполне осмысленное с чем-то очень простым. И здесь рождается нарратив. Это уже не просто метр ткани с повторяющимся узором, а целый сказ. «Я избегаю паттернов ради паттернов. Ни один рисунок не должен оставить зрителя без эмоций», — говорит Метсола. 

Кстати, если некоторые работы художницы напомнят вам чем-то неуловимым советские мультфильмы — вы не ошибетесь. Этот неожиданный источник вдохновения выбивается из общего ассоциативного ряда, из декораций одноэтажного пригорода Хельсинки, где все городские аттракционы благополучно заменило катание на лодке и путешествие на местный рынок.

 

Санна Аннука
Еще один иллюстратор Marimekko, влюбленный в финскую глушь — Санна Аннука (Sanna Annukka). Она сотрудничает с компанией совсем недавно, свою первую коллекцию паттернов придумала в 2008 году. Аннукка вообще-то родилась и выросла в Великобритании, но зато каждое лето проводил у бабушки на севере Финляндии, в деревенских размеров городке Палтаниеми. Любовь к северной природе с возрастом трансформировалась у Аннуки в профессиональный интерес к местному фольклору.

Работы Санны Аннуки для Marimekko


Именно этот визуальный ряд и стал отправной точкой в ее иллюстрациях: сосновые леса, озера с вековыми валунами и молодым лососем, деревянные дома, совы, снег и эпос Калевалы. В Англии финская сказка на экспорт пользуется исключительным успехом. Аннукка за последние годы стала известным иллюстратором, сотрудничает с Wallpaper и Vogue. Но по логике ее внутреннего сюжета самым заветным и долгожданным стало приглашение именно от Marimekko. Для этой марки Санна придумывает уже третью коллекции. Ее паттерны, похожие на финскую вышивку, сплошь птицы, медведи, зайцы и лисы. А за ними любимые художницей круги — то ли от солнца, то ли от веретена.

 

А еще в истории Marimekko поучаствовали десятки других талантливых художников — не только из Скандинавии, но и со всего мира. И их паттерны. Абстрактные кляксы или заботливо детализированные, словно детские рисунки; романтичные и деликатные или чистая геометрия. И так далее. История Marimekko — это история паттерна, рассказанная в масштабах одной марки, которая научила весь мир своей любви к узорам.