Дворецкого у нас, кроме меня, нет

7 марта 2013

Иллюстратор Евгений Дворецкий, которого внимательные читатели помнят по необычайным картинкам в технике разноцветного скотча, раскрыл свою квартиру и некоторые ужасающие подробности быта.

Это Колумбус, Огайо.

 

В этом месте живут ученые, пенсионеры, студенты и смотритель бассейна, с которым мы много общаемся.

 

А также жена Люба и я.

 

Тут определенно проводят опыты над людьми и складывают неудавшиеся образцы в эту сторожку, которая тут стоит, кажется, со времен гражданской войны (американской). Дворецкого у нас, кроме меня, нет.

 

Мы часто переезжаем, поэтому мебель не приоритет. И книги хранятся не на полках, по причине отсутствия оных. Мне прям стыдно, вот пойду и куплю пару на днях.

 

Холсты мы приобрели, и они готовятся покинуть родное гнездо. А в теннис я играю, да и корты тут рядом бесплатные, сам бог велел. Только бэкхэнд у меня пока хромает, и с подачами не очень. Был тут у меня один знакомый с Берега Слоновой Кости, он меня немного поднатаскал. Вам бы видеть его бэкхэнд.

 

Этот стол старый. Кажется, сам Линкольн на нем что-то подписывал, пакт какой-нибудь или соглашение, знаете. Достался от гей-пары.

 

Пианино было подарено одной парой из местного университета, они думали его сплавить, а я сказал, что в детстве играл. Теперь думаю, кому его слить. Но звук хороший, «Стейнвей», правда. Не нужно? Картинки — это мой а-ля мудборд. Со Сталиным во главе. Он может мотивировать) Ну а так у меня все больше на полу.

 

Интересно, что тест Роршаха был одним из обязательных для прохождения на службу в американской армии, до того как признали, что это просто красивые картинки. А я вижу в них самого Роршаха как отменного абстракциониста.

 

Мы были с Любой в Вашингтоне в книжном. Режь меня, говорю, но я куплю вот эти три. 1894 год. Не пожалел. Прямо как там, когда читаю. А потом еще Бальзака в Нью-Йорке купил. 1981 год. Там есть шикарный магазин на Бродвее. В нем можно жить, если любишь такие дела. А поэзии нет, я не очень с ней, если Бродского только.

 

Это моя самая первая работа из скотча. Богдан Ступка, тогда он еще был.