Многоэтажная Америка

3 мая 2012

Евгений Дворецкий родился в Тольятти, вырос в Ижевске, закончил биофак Удмуртского государственного университета, синтезировал ДНК в в лабораториях Института белка и даже научные публикации имеет. После этого он не завершил аспирантуру в Институте биологии гена в Москве, променяв ее на Школу современного искусства. Но женился все равно на биологе. В марте 2011 года уехал в Нью-Йорк. Работает иллюстратором и дизайнером. Среди клиентов — русские Men's Health и  CEO, шведский T-shirt store, Moleskine, Vera Wang.



 

Как тебя сюда занесло?
Это моя жена! Она молекулярный биолог, ее пригласили, и мы согласились на авантюру!



Чего тебе не хватало дома, а на новом месте — хватает?
Трудно сказать. Я последний ребенок в большой семье, последышам всегда чего-то не хватает, теперь мне точно не хватает родной грязи!



Работаешь ли ты с местными работодателями? А с русскими заказчиками?
Я, кстати, работаю, в основном, с русскими! A c американскими...  у меня по их душу целый аттракцион! Я постоянно пишу, смотрю, скрадываю (биологический термин — идти за жертвой бесшумными шагами). Реакция разная, но с одинаковым результатом: «У нас все упаковано, но нам очень нравятся твои работы». Я провел исследование на одной американке. «Келли, — говорю, — с какими словами у тебя вяжется Россия?». Она пять секунд помедлила и проронила: «Huge, cold, ballet». Как видите, иллюстратору трудно втиснуться в такой ряд. И когда я ходил по агентствам Нью-Йорка с моим портфолио, по-моему, у них были такие же лица, как у Келли.



Где интереснее и лучше жить?
Интереснее в России, лучше здесь! По мне, так свинья грязи ищет, это я про себя. В России тоже будет лучше, если мы перестанем думать о Западе как о абсолютном благе.



Общаешься ли ты с иллюстраторами и дизайнерами в новой стране или живешь в изоляции? Кто тебе нравится из местных иллюстраторов?
Немного. Но в моем окружении больше, так сложилось, лингвистов, музыкантов, биологов. C ними интересно. Mне кажется, со своими коллегами (это и есть изоляция) я бы быстро поссорился. Но, конечно, мне многие нравятся, и я за многими иллюстраторами слежу и радуюсь за них.



Влияет ли на твой стиль местная культура, образность, тренды? Ходишь ли ты на выставки, участвуешь в каких-то культурных проектах?
Конечно! Это же как в другом стаде оказаться: ходят немного по-другому, гриву причесывают на один бок, едят другую еду, одеваются ужасно! Так интересно. Мы когда только прилетели, я подумал, что я в наши девяностые попал. Бейсболки с козырьком на затылке, широкие штаны, толстовки — большинство американцев одеваются очень «демократично». Нью-Йорк не исключение. А если вы про Пятую авеню, так там одни туристы) Рядовой американец никогда не купит себе пальто за 300 долларов, если его зарплата 380. Мы, русские, — купим! А еще на меня влияет местный центр современного искусства, Wexner Center for the Arts, я с ними сотрудничаю на бесплатных началах. Там очень часто показывают культовое русское кино!



Как конкурировать с местными иллюстраторами и почему работодатели оттуда выбирают тебя?
Тут я не помощник! Я вообще не люблю конкуренцию. Братство мне больше нравится, но я знаю, я наивный.



Приходилось ли тебе учиться в местных специализированных школах, на курсах, мастер-классах для иллюстраторов? Чему и как учат?
Здесь очень большой университет, и я посещал в прошлом году курс истории западного искусства, современного кино, даже немного архитектуру зацепил — очень продвинуло! Я очень люблю учиться, больше, чем работать.



Что происходит на рынке иллюстрации в твоей стране?
Мне кажется, то же самое, что и в России. Деньги можно заработать на всякой всячине, а остальное больше для души, за редкими исключениями. Но все-таки есть особенности. Возьмите New Yorker! Oн набит иллюстрациями, но я могу только обложку похвалить. А внутри? Возьмите газету «Коммерсант» — там даже лучше постарались нарисовать. Но чтобы такое судить, надо знать американцев, у них другое отношение к брендам. Мне даже один сказал: «Ну, понимаешь, когда ты смотришь на такую иллюстрацию, ты чувствуешь руку!». Kогда, говорит, я смотрю на твою — другое, немного другое. Ну ему лучше, Скотту, знать, американцу с австрийско-немецким происхождением. Они другие, другие. Причем не такие, какими нам их показывают. Не двадцатый век фокс)



Бываешь ли ты в России? Планируешь ли возвращаться или переезжать еще куда-нибудь?
Да, я был несколько месяцев назад, и хотел бы вернуться. И это наверное не самое мое продуманное решение. Я говорил уже про родную грязь.



По чему и кому из дома ты скучаешь?
Ответ в вопросе! Как бы мы ни прятались, родина в нас зарыта, глубоко, но она внутри.

Портфолио Евгения Дворецкого