Залезть в бутылку

Анна Филиппова, 19 августа 2014

Некоторые иллюстраторы из соображений этического характера не сотрудничают с алкогольными брендами. А многие производители крепких напитков в силу многолетних традиций принципиально отказываются от использования иллюстраций в оформлении своих продуктов. И те, и другие — люди железных убеждений, заслуживающие всеобщего уважения. Но речь сегодня пойдет не о них.

По правилам распития алкогольных напитков начнем с наименее крепких. То есть с пива, напитка не только с небольшим градусом, но и с самым демократичным отношением к упаковке. С момента изобретения пивной бутылки в начале 16 века как ее только не разрисовывали.

 

 

А в 1935 году появилось баночное пиво, рисовать на котором было еще удобнее. Несмотря на первоначальное недоверие к новому формату, со временем он прижился и теперь существует наравне с пивной бутылкой — в том числе и в вопросах оформления. Более того, пивные банки стали предметом коллекционирования, поэтому сами производители стараются придумывать для них небанальные иллюстрации.

 

Не так просто обстоит дело с вином. Вообще-то никакой иллюстрации винная этикетка изначально не предполагала. Столетиями французские виноделы использовали этикетки для того, чтобы сообщить год урожая, провинцию, в которой изготовлено вино, и пр. Строгому регламенту был подчинен в том числе и дизайн этикетки. Конечно, допускалось использование декоративных элементов, каллиграфии и акциденции, но не более. За нарушение регламента — а уж тем более за какие-то посторонние картинки — винодельческая компания могла потерять лицензию. Во всех винных энциклопедиях так и писали: «не приобретайте незнакомое вино, если в оформлении его этикетки использовано более трех цветов». Казалось бы, в такой строгости иллюстрация не прорастет, но времена меняются. На смену непреклонным нравам приходят люди с фантазией и коммерческой смекалкой. Впрочем, первые картинки на винных бутылках носили скорее сентиментальный характер: какой-нибудь винодел посвящал особенно удачный урожай любимой дочери, и тогда было просто необходимо разместить на этикетке ее портрет, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что ее красота заслуживает такой чести.

 

Настоящую моду на иллюстрированные этикетки ввела мать художника Тулуза-Лотрека, которая среди прочего владела замком Мальроме с отличным виноградником. После смерти сына она распорядилась украшать бутылки «Шато Мальроме» фрагментами его работ. Эта традиция жива до сих пор — нынешний владелец замках и сегодня впускает вино с рисунками парижского художника. 

 

 

Следующим популяризатором высокохудожественной винной иллюстрации стал барон Филипп де Ротшильд. Этикетки для знаменитых вин из Шато Мутон-Ротшильд рисовали Пикассо, Шагал, Дали, Бэкон, Миро, Кандинский, Уорхол, Кабаков, Стейнберг и многие-многие другие. Говорят, традиционным гонораром у барона были 10 ящиков вина. 


Все-таки с годами виноделы нашли место для иллюстрации в своем строгом мире, чего нельзя сказать о производителях виски. Существуют чуть ли не курсы, где любопытствующих учат «читать» этикетки этого благородного напитка. Без пол-литры не разобраться. Поэтому серьезные винокурни до сих пор не позволяют себе никаких иллюстраций кроме гербовых и клановых изображений. Можно было бы вообще пропустить этот класс алкоголя, если бы не более молодые производители, которые отсутствие традиций маскируют броскостью бутылочного облика.

 

Все вышесказанное касается в первую очередь Франции и Соединенного Королевства. В других культурах процесс изготовления крепких алкогольных напитков никогда не был таинством, а значит проще дело обстояло и с этикеткой. Например, наши родные ликеро-водочные производства никогда не пренебрегали иллюстрацией:

 

Однако почетное место водки в истории дизайна обеспечили не русские, а шведы. Вернее конкретный шведский бренд, появившийся только в конце 1970-х, — «Абсолют». Начнем с того, что никакой этикетки у «Абсолюта» нет — это само по себе было довольно необычным для того времени жестом. Название и логотип напечатаны прямо на прозрачном стекле аптекарской бутылки с коротким горлышком. Казалось, никакого разнообразия подобный дизайн не предполагает, однако за тридцать с небольшим лет бренд реализовал в своих кампаниях самые смелые фантазии сотен художников со всего мира. Одним из первых, кто поучаствовал в формировании глобальной графической концепции этой водки, стал Энди Уорхол с его знаменитым «Портретом водки Absolut»:

 

Ну а дальше этот паровоз было уже не остановить. Кроме рекламных принтов, в том числе авторства известных художников, ежегодно выпускалось нескольких ограниченных партий в уникальном оформлении.

 

Серия «Художники»


Серия «Города»


 

Этикетка «Абсолюта» стала площадкой для художественного манифеста. Например, в 1990 году на волне всеобщего интереса к Советскому союзу, Горбачеву и перестройке бренд заказал художникам-авангардистам серию Absolut Glasnost.

 

Кроме официальных принтов, на «Абсолют» существует масса пародий:

 

Последний раунд — за счет заведения. Абсент. После него лучше ничего уже не пить, зато можно порисовать — всегда считалось, что этот напиток улучшает аппетит и стимулирует творческий процесс. Поэтому абсент очень уважала французская богема, особенно писатели и художники. Психоделические свойства, «зеленая фея», галлюцинации, безумные трипы с отрезанием ушей и прочие дела. Отсюда и традиционное разнообразие в оформлении и форме абсентных бутылок, чего там только не встретишь, от полуголых нимф до бородатых старцев.

 

Современные производители абсента стараются не отставать: