Анна Иванникова
Leo Burnett


Эльвира Крутина
«Родная речь»


Тамара Ликок
INSTINCT


Екатерина Пастух
Saatchi & Saatchi


Роман Пресняков
JWT


Марина Шпонько
BBDO

 

Интервью с арт-байерами

23 февраля 2010

Поиском иллюстраторов для рекламных кампаний в сетевых агентствах занимаются арт-байеры. Арт-байерам Leo Burnett, INSTINCT, JWT, BBDO, «Родная речь»,Saatchi & Saatchi мы задали несколько вопросов, чтобы узнать больше об этой профессии.


Иллюстратор Александр Блосяк

Переведите свою должность на русский язык.
Екатерина Пастух: Скупщик исскуства — очень хочется заниматься этим и только этим.

Марина Шпонько: Арт-байер:-)

Роман Пресняков: В трудовом договоре моя должность называется «директор отдела по координации творческо-производственных проектов». Я бы сказал так: «директор отдела креативного обеспечения».

Анна Иванникова: Арт-байер.

Эльвира Крутина: Для меня адекватного перевода названия этой должности нет. Если дословно «выкупатель искусства», то, мне кажется, моя должность — вообще не об этом. Это можно отнести лишь к ее небольшой части. Я себя отношу к креативному отделу и считаю себя помощником каждого, кто «творит» в нем. Мне кажется важно, чтобы арт-баер сам включался в проект и понимал, что креатив хочет донести до (в моем случае) зрителя. Иногда творческим людям довольно сложно оптимизировать свои слова и выделить главное, в таком случае, это моя непосредственная задача.

Тамара Ликок: Если дословно, то «продавец искусства». Если по сути, то «продавец смет». Одним словом «торговец талантами по низким ценам» :-)

Опишите свои обязанности шестью словами.
Марина Шпонько: Организация, поиск, продажа, психология, творчество, удовольствие.

Роман Пресняков: Не считая предлогов: трафикование(1) проектов(2) и арт-баинг(3) в широком(4) смысле(5) слова(6).

Анна Иванникова: Реализация креативных проектов агентства — производство иллюстраций, выкуп прав на фотоматериалы.

Тамара Ликок: Google, Outlook, Excel, Calculator, Mobile Phone.


Арт-байер Марина Шпонько, агентство BBDO, иллюстратор Наташа Савиных

Как вы стали арт-байерами?
Екатерина Пастух: Любовь разглядывать картинки переросла в профессию.

Марина Шпонько: Сначала работала ассистентом фотопродакшна. Потом продюсером фотопродакшна, потом пригласили работать в BBDO арт-байером.

Роман Пресняков: В рекламное агентство меня взял приснопамятный Джейсон Ромейко на должность трафик-менеджера. Поскольку агентство на тот момент было совсем небольшим, то у меня была возможность диверсифицировать свою деятельность в разных направлениях: от наклейки макетов на пенокартон до устроения масштабных вечеринок. В общем, широкий спектр криэйтив-сервисес, в котором, конечно, нашлось место и арт-баингу. И благодаря тому что агентство, в котором я оказался, обслуживало самого большого в мире рекламодателя, мне посчастливилось получить опыт работы арт-байера по классическим схемам: с правильными процедурами, с корректными таймингами и с хорошими бюджетами. Так я стал арт-байером.

Анна Иванникова: Повышение.

Эльвира Крутина: Случайно.

Тамара Ликок: По специальности я вообще-то художник мультипликатор. Но неисповедимы пути Господни.

Агентство или фрилансер? Почему?
Роман Пресняков: Как мне кажется, это зависит от двух основных факторов: объем и структура работы агентского арт-байера (или выполняющего его функции человека), а также сложность бюрократического аппарата агентства и клиента. Безусловно, арт-байер должен мониторить рынок, понимать тренды в изобразительных средствах и иметь возможность найти специалиста под реализацию любой самой заковыристой задачи, поставленной арт-директором. Однако, например, в моей ситуации, когда я, помимо организации производства изображений, еще много времени трачу на внутреннее оперативное управление агентскими проектами, или, например, в ситуации Марины Шпонько, у которой, как у арт-байера самого крупного московского рекламного агентства, съемка за съемкой, подчас бывает правильней делегировать подбор стилистически верного направления иллюстраторскому агентству. Опять же в этом случае риск минимизируется, так как свеженайденный по портфолио незнакомый иллюстратор может тебя каким-либо образом подвести, а та же Наташа Климчук из Cтудии Bang! Bang! или Оля Жукова из Rodbaer далеко от тебя не убегут. :-)
Ну и вопросы оплаты и документооборота также играют большую роль. Я не понаслышке знаю, как может быть поставлена работа агентского бэк-офиса, чтобы платежи фрилансерам отправлялись оперативно. Но, к сожалению, это скорее исключение, поскольку согласно гражданскому кодексу агентство всего лишь посредник и деньги исполнителю платит конечный пользователь. А цепочка людей, осуществляющих оплату хоть и небольшого гонорара, ух как длинна, потому гонорар идет к своему герою месяцами! Все же отечественное рекламное сообщество — относительно замкнутая система, поэтому информация о коллегах по цеху поступает регулярно, и известен факт, что далеко не одно рекламное агентство стоит в «черном списке» у фриланс-иллюстраторов из-за многомесячных просрочек оплаты.
Вот тут и возникает удобная схема с посредниками в лице иллюстраторских агентств и иллюстраторских артелей. Понятная бизнес-схема: есть, например, художественная студия «КС», и пусть мое агентство не платит им мгновенно, зато поток работ обеспечивает постоянный. А за постоянство обращения мне эта студия не отказывает в удобных сроках и условиях, — я уж и забыл те времена, когда при необходимости отрисовки каждого сториборда я начинал судорожно обзванивать по списку известных мне фриланс-раскадровщиков, которые далеко не всегда были свободны для моих срочных проектов.
К тому же фрилансеры до сих пор не понимают, что сверх их гонорара агентству приходится платить еще отчисления в бюджет: НДФЛ, ЕСН и так далее (люблю аббревиатуры), которые в общей сложности составляют до 50% от сметируемой суммы. Поэтому если, к примеру, иллюстратор Аулов и студия «КС» выставляют одинаковый ценник за сторибордный фрейм, то по факту оказывается, что затраты на ауловскую раскадровку будут в полтора раза выше. Фрилансеры должны уже принять схему работы в качестве индивидуальных предпринимателей либо перебежать под знамена агентств.

Анна Иванникова: Агентство. Если иллюстратора рекомендует агентство, значит с ним уже работали, это важно. Подключать к работе нового человека всегда опасно. Но у нас есть хорошие фрилансеры, с которыми мы отлично работаем.

Эльвира Крутина: Сложно сказать однозначно. Все зависит от людей. Буквально недавно работала с фрилансером, он так радовал своим отношением к работе и качеством выполненного, что мы всем креативным отделом наблюдали за его работой и восхищались. Жалко, что он работает в очень своеобразном стиле, который довольно редко можно использовать для наших клиентов. А по поводу агентств — безусловно есть свой плюс. Понятливые и исполнительные фрилансеры, как упомянутый мною выше, попадаются довольно редко. Бывает сложно сразу найти к ним подход, а менеджеры иллюстраторских студий знают всех своих ребят и то, как строится обычно их работа. Мне в этом смысле повезло — в студиях, с которыми у нас заключены договора, работают профессионалы своего дела, с ними всегда приятно иметь дело, особенно с некоторыми:-)

  
  

Арт-байер Анна Иванникова, агентство Leo Burnett, иллюстратор Стас Орлов

Как происходит выплата гонораров в рекламном агентстве?
Роман Пресняков: Как я уже отметил выше, все зависит от множества людей внутри агентства: от юристов, бухгалтеров, финансистов, сотрудников отдела по обслуживанию клиентов, ну и собственно арт-байеров. Насколько качественно работает каждое звено по отдельности и насколько в целом отлажено взаимодействие всех этих звеньев, настолько правильно и своевременно происходит передача прав и перечисление гонораров.

Как вы ищете новых исполнителей?
Екатерина Пастух: Пользуюсь старыми наработками, отслеживаю новые интересные работы, всегда ищу дополнительно под конкретный проект в инернете. Спасибо всемирной паутине!

Марина Шпонько: Есть уже своя база профессионалов, с которыми я работаю. Также люди сами приходят в агентство знакомится. Еще есть специализированные сайты.

Роман Пресняков: В бескрайних просторах интернета: Live JournalTwitterBehance. Само собой, узкоспециализированные ресурсы: free-lance.ruillustrators.ru.

Анна Иванникова: Или агентство, или интернет (реже).

Тамара Ликок: Иногда коллеги рекомендуют, иногда в интернете. А порой они сами меня находят.


Арт-байер Роман Пресняков, агентство JWT, иллюстратор Евгений Тонконогий

Фотографы или иллюстраторы? Почему?
Екатерина Пастух: И фотографы, и иллюстраторы! А иногда и те и другие для одного проекта. Мне кажется, в работах, где иллюстрация соединена с фотографией, есть особый шарм и своя прелесть.

Марина Шпонько: Интереснее с фотографами:-) Сорри... Они мне ближе и понятнее. Иллюстраторы все-таки народ загадочный. Я, кстати, вот очень рада, что есть вы такие прекрасные, кто общается и говорит с иллюстраторами на одном языке.

Роман Пресняков: Художественный замысел, сроки, средства. С иллюстрацией намного проще и быстрее, чем с организацией фотосъемки, но у многих брендов, с которыми мне приходится работать, гайдлайны не позволяют использовать иллюстрации в качестве ключевых изображений.

Эльвира Крутина: Обычно когда дело доходит до фотографа, услуги иллюстратора тоже приходятся к месту. Но сейчас везде в рекламе все чаще используются иллюстрации.

Часто ли художник отказывается от работы в середине ее выполнения? Почему? И как вы выходите из сложившейся ситуации?
Роман Пресняков: В основном, Господь милует. Однажды была похожая ситуация. Надо было разработать персонажей. К счастью, клиенту требовались варианты от разных исполнителей. Я нашел интересных художников на сайте free-lance.ru, двое из которых оказались очень расторопными, а у третьего все время «возникали обстоятельства». При этом у него не хватало внутренней честности, чтобы адекватно оценить ситуацию и вовремя отказаться. Работы по трижды отложенным срокам так и не были выполнены. На счастье, я оперативно нашел ему замену, и сдвиг по срокам был некритичным (кстати, найденный в последний момент фрилансер победил в тендере). Так вот, я написал в профайле напортачившего художника свою рекламацию. В общем, даже не ожидал, но этот интернет-ресурс оказался авторитетным, и дело закончилось тем, что сперва агрессивно настроенный фрилансер спустя неделю приносил мне свои извинения с просьбой снять отрицательный пост в его форуме. То есть гудвилл на free-lance.ru большое дело! А в другой раз подрядчик отказался от продолжения работы в середине проекта из-за неадекватного поведения клиента. Ситуация складывалась таким образом, что у клиента был совсем маленький бюджет и меня попросили найти что-то недорогое. Я упросил своего товарища помочь мне по дружбе за чисто символический гонорар. Так вот, он под моим руководством активно перерабатывал все по комментариям. И на четвертом раунде, на презентации клиенту, у моего друга сдали нервы, когда профанирующий конструктивную критику и впавший в жесткую вкусовщину бренд-менеджер опять не удовлетворился. Художник так и заявил клиенту: «Знаете, вот сейчас вы просто капризничаете!» В общем, ушел он красиво, а мне потом пришлось отдуваться, так как дедлайн был неумолим, а агентство под проектом уже «подписалось». В общем, едва вывернулись.

Анна Иванникова: Такое бывало из-за критичных таймингов, или возникали сложности в процессе работы: недопонимание. Удавалось сгладить конфликты, где-то найти компромисс. В итоге, все проекты сдавали.

Тамара Ликок: Один раз отдали проект одному очень талантливому иллюстратору. Он приступил к работе с рвением. После первой иллюстрации пошёл покурить. Курил долго. Дней пять. Сорвал нам все дэдлайны. Пришлось потом выманивать его к нам в офис, сажать в переговорную, снабдив всем необходимым (бумагой, карандашами, едой и питьем) и держать там под «присмотром» пока он не закончил работу над проектом. И грустно и смешно.


Арт-байер Анна Иванникова, агентство Leo Burnett, иллюстратор Наташа Савиных

Кто из русских и иностранных иллюстраторов вам нравится?
Екатерина Пастух: Это сильно зависит от задачи, если мы говорим о работе. Если говорить о личных симпатиях, то мне очень нравится Sabine Pieper.

Марина Шпонько: Из русских мне нравится Максим Покалев.

Роман Пресняков: Если брать соотечественников, то могу сказать, что являюсь фанатом Стаса Орлова. В живом журнале помимо него я еще подписан на лентыАлекса БлосякаВиктора Меламеда и Жени Киселева, регулярно радующих своими работами. С интересом слежу за творчеством Федора Сумкина, которое выходит за рамки иллюстрации и крепко замешано на типографике. Мне посчастливилось с ним поработать в совместном проекте заочно, а позже познакомиться с ним вживую, навестив его в Амстердаме. Также являюсь поклонником манеры Ильи Трефилова. У меня дома висит в рамке не принятый клиентом эскиз кивижуала, выполненный Ильей, на котором переосмыслена васнецовская Аленушка.
Из заграничных специалистов, которых я активно «продавал» в рамках, к сожалению, несостоявшегося большого иллюстративного проекта для сигаретчиков, особенно запомнился бразилец Adhemas Batista: потрясающая колористика, отменный художественный вкус, необычайная плодовитость и очень четкий профессиональный подход в исполнении проектов.
Уходя в сторону от рекламной иллюстрации, могу отметить Rachel Goodyear c ее инфернальными рисунками, а также Jeremy Enecio с не менее инфернальными работами, и еще мертвых обезьянок Kirsty Whiten.
В оппозицию вышеуказанной мертвечине приведу веселые по стилистике работы уроженца страны победившего дизайна (любимых Нидерландов) Jurjen Bosklopper. Его плашечные картинки балансируют на стыке иллюстрации и графического дизайна. Могу еще долго перечислять художников, но, пожалуй, остановлюсь, чтобы не утомлять.

Анна Иванникова: Очень нравится Tatsuro Kiuchi, японский художник.

Эльвира Крутина: Мое пристальное внимание привлекают: Евгений ПарфеновИв Орлов, Соня Еловикова, Александра Маринина, Евгений Киселев, Jerico SantanderSi ScottCristiano SiqueiraJared NickersonАндрей Гордеев.


Арт-байер Марина Шпонько, агентство BBDO, иллюстратор Сергей Алейников

Чего не хватает русскому рекламному рынку?
Екатерина Пастух: Так как я и есть маленькая частичка русского рекламного рынка, мне сложно быть объективной. К тому же в разных сферах есть свои особенности. Но наверное, вцелом, большинству из нас не хватает опыта. Чем больше мы делаем работ, тем большему учимся и больше умеем.

Марина Шпонько: Легкости, эстетики, творчества.

Анна Иванникова: У нас все хорошо! Но можно больше проектов и с иллюстрацией, в Европе это более развито.

Эльвира Крутина: Иллюстраторов и их обнаружения в интернет-ресурсах:-)

Тамара Ликок: Умения противостоять фокус группам.

Влияете ли вы на выбор арт-директора?
Екатерина Пастух: Когда арт-директор делает выбор, вопрос о влиянии не стоит. Я стараюсь подобрать исполнителей, которые могут реализовать идею арт-директор. Я выбираю подходящих на мой взгляд людей, а арт-директор определяет «самого подходящего». Обычно все те, кого я показываю креативу, мне очень нравятся.

Марина Шпонько: Нет... Они сами с усами :-)

Роман Пресняков: Это зависит от уровня внушаемости арт-директора. Честно говоря, мне всегда везло на коллег из креатива, и собственно благодаря совместной работе с арт-директорами формируются и трансформируются мои собственные предпочтения в мире рекламной иллюстрации и фотографии. Безусловно, я делюсь своими соображениями насчет тех или иных исполнителей с арт-директорами, но, в конечном счете, я представляю криэйтив сервисес, то есть внутриагентскую структуру, призванную обслуживать творческий отдел. Поэтому моя задача состоит в том, чтобы арт-директор был удовлетворен выбором исполнителя, претворяющим его идеи в жизнь.

Анна Иванникова: В какой-то степени.

Эльвира Крутина: Если могу обосновать свою точку зрения фактами, за которыми стоят не только сроки и стоимость, то получается.

Тамара Ликок: Это «обоюдоострый» процесс. Мы «слушаем» друг друга.


Арт-байер Екатерина Пастух, агентство Saatchi & Saatchi, иллюстратор Виктор Платонов

Не редки ситуации, когда клиент использует в своей рекламе изображения, права на которые ему еще не переданы по причине сложности бюрократической машины рекламного агентства или клиента. Что можно предпринять, чтобы такого не случалось?
Екатерина Пастух: Мне кажется, к этому нужно относиться как и ко многим остальным проблемам, возникающим в процессе работы. Все решается. Просто некоторые вопросы решаются позже, чем следовало. важно, чтобы в цепочкеклиент-агентство-продакшен-исполнитель все помнили о том, что это не последний совместный проект.

Марина Шпонько: Мы подписываем документы до того, как все висит в городе. Это железное правило. Акты всегда подписываем. Но если не успеваем подписать договор, то это скоре исключение из правил, чем правило. И это для нас форс-мажор, таких ситуаций можно по пальцам пересчитать.

Тамара Ликок: Сообща искоренять бюрократию!:-)

Если нужно выбрать между талантом и исполнением работы в срок, что чаще приходится выбирать?

Екатерина Пастух: Однозначно нужно выбрать вариант, когда исполнитель и талантлив и сделает работу в срок.

Марина Шпонько: Выбираем талант, срок стараемся двигать в меру возможности. На качестве стараемся не экономить.

Роман Пресняков: Профессионализм заключается в поиске компромиссов. Но качество, конечно же, превыше сроков. Арт-байер, как любой продюсер, в принципе не имеет права предлагать клиенту реализацию креативной идеи, которая срывает сроки дальнейшего производства и размещения. Но небольшие задержки, как правило, всегда получается «сторговать» с медийщиками и принт-продюсерами.

Анна Иванникова: Мы очень требовательны к исполнителям, нам всегда нужен качественный и интересный результат, поэтому талант на первом месте, а по срокам можно договориться, пойти на уступки, если это необходимо.

Эльвира Крутина: Талант, который мы просим исполнить в срок :-)

Тамара Ликок: Обычно перед арт-баером вопрос ставится ребром: «надо чтобы было красиво и в срок!». Так что выбирать не приходится.


Арт-байер Марина Шпонько, агентство BBDO, иллюстратор Евгений Катин

Сколько звеньев в цепочке между клиентом и исполнителем? Часто ли сталкиваетесь с проблемой «сломанного телефона»?
Екатерина Пастух: Я бы все же разбила эту цепочку на две: «клиент — арт-директор» и «арт-директор — исполнитель». С проблемой сломанного телефона мы сталкиваемся часто даже в коротенькой цепочке «арт-директор — исполнитель».

Марина Шпонько: Мы стараемся, чтобы было одно звено — арт-директор, который собирает мнение клиента и траснформирует его в понятные слова для исполнителя.

Анна Иванникова: Нет, не часто. Главное четко знать, что мы хотим получить. Также все мелкие детали выяснять до начала проекта, но это приходит с опытом. Из звеньев — только менеджер.

Тамара Ликок: Звеньев не много. Но, к сожалению, они не всегда работают слаженно.

Сколько в среднем писем в неделю приходит от ищущих сотрудничества иллюстраторов и фотографов? Вы отвечаете на все письма?
Екатерина Пастух: Довольно много. Стараюсь ответить всем, а перед ответом еще и посмотреть работы.

Марина Шпонько: Не так много. Все иллюстраторы или фотографы уже знакомы. В месяц приходит до десяти писем в общей сложности. Да, отвечаем всем.

Роман Пресняков: Немного. Стараюсь отвечать всем.

Анна Иванникова: Стараюсь на все отвечать. Приходят. Как часто — не скажу.


Арт-байер Анна Иванникова, агентство Leo Burnett, иллюстратор Евгений Тонконогий

Вам больше нравится работать с маститыми художниками и фотографами или начинающими?
Екатерина Пастух: Это сильно зависит от задачи и от характера человека, с которым работаешь.

Марина Шпонько: Если человек талантливый, то неважно — маститый он или начинающий. С такими людьми всегда приятно работать.

Анна Иванникова: Конечно, с маститыми интереснее, они более профессиональны. Но мы всегда открыты к начинающим талантам!

Тамара Ликок: Мне нравится работать с талантливыми и с понимающими.

Дайте совет начинающему арт-байеру.
Марина Шпонько: Относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе.

Анна Иванникова: Энтузиазма и терпения!

Тамара Ликок: Не предай самого себя и собрата своего арт-директора!


Арт-байер Эльвира Крутина, агентство «Родная речь», иллюстратор Евгений Катин

Испытываете ли вы стресс на работе, и как вы с ним боретесь?
Екатерина Пастух: Не часто, но бывает. Я с ним не борюсь, он проходит с окончанием проекта.

Марина Шпонько: Стресса нет, есть нагрузка. С ней борюсь йогой. Всем советую:-)

Тамара Ликок: Никак не борюсь. Это бесполезно. Он сам по себе снимается, когда я возвращаюсь домой к ребёнку и к мужу.

Роман Пресняков: Нервотрепка — это то, за что я люблю работу в рекламе. Живость и многообразие проектов держат меня в тонусе.