На 400%

Таня Деваева, 4 декабря 2012

В туалете одного кафе на озере Тахо — из тех, где на стены пришпиливают объявления местные учителя йоги — мы встретили самую уродливую в мире визитку. Не взять ее было нельзя. Во-первых, мужик в шапочке. Во-вторых, фраза про повышение няшности ее носителя на 400%. Визитка долго мыкалась по кошелькам, потому что в ней было послание, и послание это нам открылось.

Клевая иллюстрация тоже повышает няшность своего носителя на 400%!!!

В качестве примеров на этот раз — книжки из американского магазина, из разделов от кулинарии до науки, поехали.

Кулинарные книги
Раздел огромный, на полках красиво. Книг сотни, много прекрасно оформленных. Видно, что работает большой шоу-бизнес: фотографы изощряются, фуд-стилисты выворачиваются наизнанку, авторы не жалеют досок оливкового дерева, медных кастрюль и холщовых фартуков. Дизайнеры тоже стараются. Картинки, в сравнении с фотографиями, используются мало. В лучшем случае они на обложке, а внутри работа иллюстратора ограничивается небольшими и стандартными почеркушками виньеточного типа, — скромные венчики, малокровные луковицы, схематичные кастрюли. Невзрачные, как в журнале «Работница».

Но вдруг попадается совершенно особенная книжка — Edible Selby. Она прыгает в руки, и руки, дрожа, начинают ее листать. Листая, мы узнаем, как фотограф Тод Селби проехался по кухням, огородам, домам, ресторанам мира и выбрал на свой вкус 40 деятелей современной кулинарии, создающих в ней движуху. Это издание не особенно выгодная покупка, если рассматривать вложения с точки зрения ежедневной кулинарной практики. Но зато считанные ее рецепты (не испробованные, о чем автор честно предупреждает в конце) написаны вручную каракулями, а каждый раздел дополнен акварельными портретами героев и какими-нибудь маленькими рисованными деталями, а рисует автор сам. И так все это ярко, прозрачно, весело, жизнерадостно — и магниты на форзаце, и рисованное содержание, и венок акварельной ботвы на обложке — что книгу хочется взять домой и есть ее глазами (предыдущая книга Селби — The Selby is in your place — в том же духе).

Но допустим, вы в гробу видали веселый хипстерский хендмейд. Вот другая книга, которая на Селби похожа только вау-эффектом — The geometry of pasta. Авторы (шефу Джейкобу Кенеди и дизайнеру Казу Хильдебранду) взяли да и оформили сборник рецептов макарон, не обращаясь к пейзанским мотивам. Минималистичная черно-белая графика и текст. Вроде и революционно, а с другой стороны концепция книжки релевантна материалу. Ведь форма пасты — самое прямое руководство к выбору соуса, на чем и стоит традиционная итальянская кухня. На фоне книг, оформленных слюновыделительными фотками макарон, «Геометрия» выглядит сногсшибательно.

Любовь и секс
Раздел скромнее кулинарного и в разы уродливее. И эстетика вся какая-то пыльная — кажется, половину книг завезли из 90-х и с тех пор не продали. Современно и бодро выглядит только одна только книжка — Position of the Day Playbook: Sex Every Day in Every Way. Унылую столетнюю идею «новая поза каждый день» освежили абстрактными, точно нарисованными картинками-пиктограммами — почти бесполыми, без гендерных подробностей. Такую инструкцию можно класть в коробки с кроватями, и рассматривать ее нестыдно и интересно, в отличие от потных соседей по стеллажу.


Домоводство, дизайн интерьеров
Можно не уметь яйцо сварить, но с удовольствием читать инструкции по фаршированию куропатки трюфелями. Точно так же никто не откажется перелистнуть пару десятков страниц с дизайнерскими интерьерами, сидя в туалете с отбитым кафелем. Потому в домоводстве как в кулинарии — книг много, больших, красивых и с фотками. Тут было бы странно увидеть иллюстраторский проект, но он находится, довольно смелый. В книге The perfectly imperfect home все фотографии интерьеров заменены элегантными и эмоциональными акварелями, детальными, но далекими от фотореализма. Отзывы на «Амазоне» противоположные. Половина публики ахает от восторга, половина гундит, что не хватает «материальности». Но реализма и так полны полки, и еще вопрос — насколько он реален. Наверное, примерно в той же степени, как «жилые» инсталляции в «Икее». Автор книги хотела, чтобы люди думали не о копировании, а о творчестве и самовыражении, и добилась нужного эффекта с помощью иллюстратора Вирджинии Джонсон. Респект.

Научпоп
Не будем брать в расчет энциклопедии, которые завалены винегретом из картинок — иллюстрация там служебная и никакого дополнительного смысла или настроения не несет. Есть пара более интересных (и очень разных) экземпляров, где картинки «делают» книгу не меньше, чем текст.

Первая книга — The Were, the Why and the How: 75 artists illustrate wondrous mysteries of science. Проект, где современная иллюстрация самых разнообразных стилей лежит в основе концепции — и это не каталог. Ученые и специалисты в своих областях науки написали 75 коротких эссе на темы от «Как рождаются и умирают звезды» до «Почему голуби при ходьбе трясут головой». Популизм чистой воды и никакой системы, но с другой стороны, если заткнуть на секунду источник снобизма — что, многие вот так с ходу скажут, почему они ей трясут? К каждому эссе прилагается картинка, у создателя которой не было никакого специального техзадания, поэтому отношения между иллюстрацией и текстом всякий раз — сюрприз и фан, кто во что горазд. В общем, эффектный и модный симбиоз науки и искусства, призванный, в идеале, расшевелить интерес к обоим участникам.

Пример номер два, Evolution by Jean-Baptiste De Panafieu. Книга — космос. Небольшие главы о разных аспектах эволюции проиллюстрированы постановочными, театрально выразительными фотографиями скелетов животных и человека на черном фоне. Фотограф Патрик Гри (Patrick Gries) в сотрудничестве с Французским национальным музеем естественной истории создали историю про красоту и напор природного творения, драматичную до экстаза — сторонники божественного происхождения могут больше не козырять одухотворенностью своей концепции. 

А сейчас будет минутка фейспалма, ребята. В процессе написания заметки мы настолько впечатлились «Эволюцией», что полезли посмотреть, издавался ли ее автор на русском языке. Издавался, и еще как! Минутка фейспалма.



Природа
Две симпатичные книжки, сильно выделяющиеся в стопках фотонаблюдений, фотоэнциклопедий и альбомов вида «Умилительные кошечки» и «Сладкие щенки».
The big New Yorker book of dogs — большой иллюстрированный сборник всячины про собак, собранной из архива журнала и The Bluebird Effect: Uncommon Bonds with Common Birds — наблюдения за птицами орнитолога-энтузиаста, с собственными отличными рисунками в духе дамских альбомов 19 века и историями из жизни. В обоих случаях иллюстрации позволяют книгам оставаться душевными, но не слащавыми.

Эссе и всякая всячина
И последнее — очень хорошее — если вы добрались до этого места. Мелькавшая уже на дизайнерских сайтах в анонсах книга My ideal bookshelf появилась на полках в магазинах. Автор встречалась и беседовала с разными интересными людьми и написала сборник эссе о книгах, которые те считают любимыми и главными в жизни. А подруга автора — иллюстратор — нарисовала тучу этих книжных полок в простой и симпатичной манере.

Книга, конечно, выглядит прекрасно — идеальная книга для кофейного столика (есть тут такой тип литературы для ненавязчивого чтения, листания и любования), но самое прекрасное то, что книгу развили в приятный и человечный проект, целиком и полностью стоящий на иллюстрации. На сайте продаются открытки и постеры с всевозможными книжными подборками, нарисованными художником проекта, и при желании можно даже заказать себе картинку про собственную полку.

Вместо заключения
Иллюстрация — это красиво. К хорошей иллюстрации мы привыкаем с детства (в детский раздел мы даже и соваться не стали, там можно неделю провести). Нет никаких видимых причин, почему взрослый человек должен вдруг разлюбить видеть вокруг себя эту красоту или получать взамен нее дешевый треш. Кроме книг, существует масса носителей, которые иллюстрация могла бы превратить, при удачном выборе художника и понимании целей, в суперские, классные, наполненные смыслом и любовью вещи. Просто удивительно, как все-таки мало она используется.