Над чем смеемся

Анастасия Селезнева, 11 декабря 2016

Рисунки с текстом, разворачивающие какой-то сюжет, известны уже с 16 века. В Испании того времени рассказы в картинках на религиозную тематику пользуются популярностью у простого народа, а в 19 веке их производство берут на себя фабрики, и комикс получает свою современную форму. Героем может стать каждый, от черепашек-ниндзя до Юрия Гагарина. И, хотя золотой век печатных комиксов позади, трудно представить себе день, когда интернет не предложит заботливо ссылку с «Тайной жизнью девушек» или «До и после появления в доме кота», под которой уже стоит несколько тысяч лайков. Можно сказать, что жанр истории в рисунках обрёл цифровое бессмертие. А давно ли они стали смешными?

Одним из первых «веселые картинки» в привычном нам виде начал рисовать Рудольф Тепфер. Преподавая в частной школе в 1830-е, он развлекал своих учеников и знакомых карикатурами, которые позже были опубликованы и переиздаются до сих пор. Помимо прочего, Рудольф известен своим замечанием, что дети в изобразительном искусстве часто бывают выразительнее и ярче профессиональных художников, чьи творческие силы контролируются изученными ими способами и выражения. Довольно интересная позиция для не самого благосклонного к женщинам и детям исторического периода.

 

Основоположником европейского комикса также считают Вильгельма Буша. Буш бодро высмеивал недалеких и религиозных соотечественников, за что какое-то время был запрещён, а после переведен на множество языков и (с его Плихом и Плюхом в переводе Даниила Хармса знакомы, наверное, все советские дети) и превращен в человека-премию (ежегодные десять тысяч евро лучшему острослову) и человека-музей в Ганновере в 1937 году.

 

 

В конце 19 века комикс пришел в Америку и сразу стал любимым жанром популярной прессы . Одним из самых известных художников жанра стал Уинзор Маккей, оказавший влияние на поколения комиксистов. Мастер перспективы, Маккей считался довольно слабым автором диалогов, но зрители любили его картинки, и мы их понимаем. К 20 веку в комиксах вообще осталось мало комического, и серии рисунков гораздо чаще создавались на приключенческую тематику. Интересный для комиксов период пришёлся на годы второй мировой войны: в то время как едва вошедшие в моду супергерои вели борьбу с фашистами в странах гитлеровской коалиции, в Италии издатели обходили запрет на зарубежные комиксы, переименовывая американских героев.

 

С появлением в США Супермена в 1938 году началась эра супергероев, она же – «золотой век комикса», за которым последовали «серебряный», «бронзовый» и современный. Супермэн, Бэтмэн, Капитан Америка – волшебные «дедушки» жанра родом из сороковых. За ними последовали 1960-е с героями Марвел, за фантастическими приключениями которых, теперь уже на экранах, мы следим до сих пор, и 1970-е – бронзовый век комиксов, начавшийся со смертью девушки Человека-Паука в 1973 году. На смену успеху и везению супергероев пришли сомнения и проблемы человека обыкновенного.

 

С середины восьмидесятых годов ведет отсчет современный период в развитии жанра – с мрачняком, антигероями и наступающей мангой, которая появилась в Японии после Второй мировой, но широкой известности за пределами страны не получила. Так что история у серии нарисованных картинок в популярном интернет-посте богатейшая.

Но что же заставляет нас снова и снова обращаться к комиксам, а их авторам – придумывать новых героев, менять законы нарисованного мира и делать их более реалистичными ?

Они поднимают важные проблемы. В какой-то мере супергероем сейчас становится каждый, кто совмещает работу, учебу, спорт, хобби и близкие отношения с особями своего вида. Поэтому суперпипл для большинства менее актуален, чем готичная Неми или кот-философ из книги Олега Ти. Благодаря комиксам мы всегда вовремя увидим смешное в том, что нас удручает или заставляет напрячься в повседневной жизни. Мы бодро хихикаем над интровертами, новоиспеченными родителями, парой со стажем и девушкой с макияжем. Над собой, короче, прямо по Гоголю, но без грусти. И отправляем картинки другим – когда нет средства лучше выразить восторг от предстоящего посещения родственников, например. Можно считать, мы вернулись к тому, с чего всё начиналось: к смешным картинкам на актуальное и злободневное.