Прелестные картинки

12 апреля 2016

Этот номер в студии с нетерпением ждали и те, кто интересуется глянцем, и те, кто от него далек: два месяца мы работали над картинками для юбилейного русского издания Harper’s Bazaar, который вышел в апреле. Номер, полный иллюстраций со всего мира —идея дерзкая и сложная в своем воплощении, и очень приятно, что к ее реализации приложили руку пять наших иллюстраторов. И мы решили не ограничиться показом модных картинок, а задать вопросы участникам процесса, чтобы рассказать всем, как это было.

 

Денис Ковалев, арт-директор

Расскажи, пожалуйста, про проект в целом: когда именно вы решили, что номер будет целиком и полностью иллюстрированный?
Мы очень хотели к нашему юбилею сделать что-то особенное, а главный редактор Даша Веледеева еще более давно мечтала сделать полностью нарисованный номер, который отличался бы от всего, что есть на рынке. И в какой-то момент мы поняли, что эти два желания можно объединить в одном юбилейном издании. Конечно, это очень необычно для индустрии в ее современном состоянии, но наша ставка, как показывает время, сыграла.

Что оказалось самым сложным в работе над номером?
Сложно было делать номер в целом, поскольку у нас не было опыта в производстве такого продукта. Сомневаюсь, чтобы такой опыт в принципе был у кого-то: наверное, самое сложное – это работать с таким большим пулом иллюстраторов со всего мира, оценивать их загрузку, пытаться увязать между собой разные стилистики и организовывать работу. Все-таки журнал – это периодическое издание, и методика работы в нем отличается от работы с рекламой или книжной иллюстрацией: результат необходим почти всегда«вчера» – и для этого нужно быть уверенным в каждом иллюстраторе и том, что он делает. Сложно еще и то, что в иллюстрации, в отличие от фотографии, всегда очень выражен стиль художника, из-за чего любая ее оценка несет на себе отпечаток вкусовщины, поэтому при выборе имен нужно было ориентироваться и на то, чтобы стиль автора не вызывал вопросов после получения картинки. Конечно, удалось не все, с тем опытом, что я получил за это время, я подошел бы к такой работе иначе. Но все равно рамки, наложенные на нас в работе, очень повлияли на продукт. Конкретный пример: с одной стороны у нас получился небольшой винегрет из разных стилей, поскольку какие-то иллюстрации были заказаны, какие-то мы получили от брендов, какие-то стили были продиктованы их функцией, с другой стороны, учитывая временные рамки и объем работы, мы никак не могли бы сократить пул наших художников, чтобы сделать журнал более выдержанным.

Что ты извлек полезного из этого процесса?
Я просто стал книгой Illustration Now! Для меня работа над номером оказалась и глобальным исследованием мирового рынка иллюстрации.

Дай оценку русским fashion художникам?
Мне не понравилось, что в отечественном модном сегменте для нашей конкретной работы (а все же работа у нас была очень конкретная, это нужно принимать во внимание) выбирать оказалось очень сложно: авторов с ярким интересным стилем – единицы; в основном то, что предлагается, сделано несмело и скучно, зачастую – просто неумело. При этом портфолио оказываются очень неинформативными: возможно, я необъективен, но для нашего проекта я отсматривал иллюстраторов с чистого листа и мог ориентироваться лишь на их портфолио, и уже на этом этапе «сливал» процентов 80 кандидатов, просто потому что портфолио были неубедительными. 

Появились ли у тебя любимчики-иллюстраторы, узнал ли ты какие-то новые имена?
Я познакомился с десятками новых имен и, как я теперь шучу, с половиной перессорился еще до выхода номера, со второй, видимо, – уже после. Доля правды здесь заключается в том, что мы делали продукт, очень конкретный, с очень четкими требованиями, поэтому, если быть честным, все иллюстрации были для нас функциональными – мы не могли предоставить полную свободу творчества художникам. Ввиду ряда причин иллюстрации нам нужны были скорее технические, как я их называю, поэтому некоторые пришлось перерисоывать по несколько раз и давать разным художникам.

Что ты бы пожелал русским fashion иллюстраторам?
Рисовать для себя и в свое удовольствие – это сразу чувствуется из картинки. Смотреть на зарубежных иллюстраторов, которые не боятся сделать что-то необычное и неправильное. И либо оттачивать свой особенный, отличный от всех стиль, либо собирать такое разностилевое портфолио, которое бы само говорило за художника. Ну и, наконец, поменьше таких несносных заказчиков, как мы.

 

 

Нина Лобыкина, фотодиректор

Ты сделала очень многое, каждая картинка прошла через твое согласование/утверждение - решения приходилось принимать порой очень быстро — расскажи, было ли это намного сложнее, чем обычная работа над номером?
Это было конечно непросто, не только мне, а всей редакции. Нужно было перестроиться на новый ритм, для меня все очень было похоже на работу с продакшеном фотосьемки, тут результат даже быстрей.

Что полезного вынесла для себя из процесса?
Опыт прохождения огня, воды и медных труб вместе со всей редакцией – это нас дополнительно сплотило, мы — отличная команда!

Случилось ли в процессе работы что-то смешное, о чем ты могла бы рассказать?
Я боюсь, что смешные истории — не мой профиль.

Хотелось бы тебе и дальше работать с иллюстрацией?
Да, это было очень интересно и полезно как новый опыт, мне кажется, у иллюстрации в журнальной практике большой потенциал, так как в Harper’s Bazaar я часто сталкиваюсь с проблемой, что нужно очень особенное фото для статьи - ты этого не можешь найти, тогда, конечно, путь лежит к иллюстраторам, которые могут воплотить любые мечты редакции.

Есть ли у тебя в этом номере любимые статьи/кампании?
Любимая fashion story нарисована Дэвидом Даунтоном про couture коллекции. И есть полоса рубрика «Вне времени» —  там иллюстрации из Harper’s Bazaar US 30-х годов прошлого века, и к ним нарисовала платья Наташа Табатчикова. Очень люблю эту полосу, любуюсь.

 

Леша Курбатов, иллюстратор

Ты проиллюстрировал редакцию журнала, на ней изображены все женщины и лишь один парень, арт-директор журнала — как ты на это согласился? Не боялся, вся работа превратится в постоянные комментарии и правки львиц? 
Действительно, нарисовать в короткие сроки три композиции из сорока четырех человек, где большинство — дамы, знающие, как и в чем они лучше выглядят, — это добровольная сдача в плен и подписание себе смертного приговора. Но я очень рад, что получилось иначе. Жанр определил многое. Поскольку речь шла о групповом портрете, главным оказалось передать общее впечатление. Подсвеченные фигуры, лаконизм в одежде, чуть-чуть прорисовки. И хотя, как в любой иллюстрации, были корректировки и пожелания, очень надеюсь, что был предельно деликатен с каждым из редакции.

Что для тебя в работе над подобным заказом самое важное? 
Мне очень хотелось подчеркнуть что-то семейное, клановое. Красиво одетые женщины разных возрастов, с разными характерами и пристрастиями собрались в одном месте, чтобы сказать «Я — часть общего, прекрасного дела». Думаю, это и есть самое главное.

 

 

Лена Кер, иллюстратор

Лена, для этого номера ты нарисовала очень много иллюстраций, от девушек с кэтвоков до помад и сумочек, расскажи про свои ощущения от работы над журналом?
Работа была, безусловно, очень насыщенной, все делать нужно было быстро, но это в итоге оставляет только прекрасные впечатления. К тому же присутствовало ощущение причастности к созданию этого номера, что по-настоящему замечательно.

Довольна ли ты проделанной работой?
Для меня создание иллюстраций именно для этого выпуска Harper's Bazaar — очень значимый момент. Конечно, я всегда найду, за что себя покритиковать в творческом плане, но в целом я довольна.

 

Катя Ткачева, иллюстратор

Ювелирные изделия, которые ты нарисовала, порой очень фотореалистичны, даже слишком, как тебе удалось добиться такой схожести? 
Вроде бы, ничего особенного не делала — рисовала как обычно. Вы не первые, кто сказал мне, что украшения как живые. Сначала было безумно приятно такое слышать, а сейчас уже настораживает... Может, я перестаралась?

Чем ты вдохновлялась в работе над номером? 
Само задание было настолько интересным и творческим, что в дополнительном вдохновении просто не было необходимости. Мне прямо-таки не терпелось приступить к работе, а рисовать было в удовольствие.

Очень важно, чтобы такая сложная и напряженная работа над проектом оставляла приятные впечатления у всех участников процесса. Тогда наверняка впереди будет больше классной fashion иллюстрации в журналах — и, следовательно, больше источников вдохновения у начинающих модных иллюстраторов любого возраста.